Здравия и благополучия всем моим читателям и случайным посетителям, наткнувшимся на мой блог. Надеюсь, вы также любите читать и размышлять о прочитанном. Хотя эта статья в большей степени будет не о книге, а о моих осознаниях, вызванных ею, об осознании состояния бардо в моей жизни.

Когда в рассылке ЛитРесс я прочла название книги, то сразу же допустила 2 ошибки. Во-первых, поставив неправильное ударение на слове Линкольн, приняв его не за личность, а за знаменитый авианосец CVN-72, названный в честь 16 президента США. А во-вторых, считая, Линкольн авианосцем в бардо, предположила, что в романе речь пойдёт о последнем бое авианосца или о каком-то памятном историческом или трагическом событии для него.

Но, уже прочтя аннотацию к роману, получившему Букеровскую премию в 2017 году, сразу же поняла свою ошибку. Автор для меня оказался совершенно незнакомым поэтому, естественно, я спросила у гугла о его творчестве и работах.

Именно из интернета я узнала, что бардо – это некое промежуточное состояние в буддизме, в котором душа ещё находится в подвешенном состоянии. То есть человек уже умер, но какое-то время его душа ещё пребывает в промежуточном состоянии. Не знаю как в буддизме, но у нас, как мне кажется (я небольшой знаток этих тонкостей, поэтому, если что – поправьте меня), этот промежуток принято считать 40-дневным периодом для окончательного прощания усопшего с земной жизнью.

И тут же напрашивается вопрос о том, какое же отношение бардо имеет к Линкольну? Оказывается, что Сондерс в романе описывает ночь смерти 11-летнего сына Авраама Линкольна, смешивая исторические факты с фантастической реальностью, воссоздавая незримые образы той трагической ночи в склепе 20 февраля 1862 года.

Я впервые столкнулась с таким форматом и стилем романа, поэтому первые страницы пребывала в лёгком недоумении, пытаясь отделить реальные документальные исторические свидетельства от мистических образов, описанных автором. И для себя отметила несостыковку. Все «показания» свидетелей той ночи, при условии, что все участники приёма находились в одинаковых условиях и видели одно и то же (например, луну и ночное небо), каждый из них вспомнил и описал его совершенно уникально, порой даже описывая полную противоположность других «очевидцев». И это меня очень озадачило… Но дело совершенно не в этом.

Суть романа сводится к тому, что Линкольн настолько был травмирован утратой сына и не смог с ним расстаться после смерти. Несмотря на социальные условности отец в отчаянии, приехал ночью на кладбище и достал из склепа гроб с сыном, который в тот момент ещё пребывал в состоянии бардо и мог видеть и чувствовать своего отца. Их любовь была настолько сильна, что через какое-то время они смогли почувствовать друг друга.

Но помимо Уильяма на кладбище в таком состоянии пребывало ещё множество душ, которые выстроились на поклон к семейству Линкольнов. Каждый из них по-своему воспринимал своё бардо, но в большинстве, как я поняла, воспринимал свой гроб, как ларь (палату), и не осознавали своей смерти. Каждый из них стремился рассказать Аврааму свою историю, порой бредовую, порой сумасшедшую…

Сондерс описывает состояние, когда души в состоянии бардо, то есть уже не живые, но продолжающие жить своей жизнью, втягивают в это состояние живого человека, погружая его в свой мир. И в какой-то момент времени Линкольну пришлось принять для себя тяжёлое решение и оставить мёртвого сына и двигаться дальше, осознавая, что жизнь всей страны не заканчивается его личной трагедией.

И в этот момент я осознала, что состояние бардо может присутствовать и в реальности, и я его ощущала в тот момент на себе. Для этого мне не понадобилось умирать, в буквальном смысле слова. Я просто взглянула на свою жизнь и поняла, что последний месяц я нахожусь, как и Линкольн, на таком же кладбище под названием завод, а вместо мертвецов меня затягивают в мёртвый мир не только рабочие, но и старые идеи, старые устои, старое восприятие действительности.

Я вернулась в завод, как и Линкольн к сыну, поскольку все ещё пребывала в заблуждении, что прошлое можно вернуть, и даже сделать лучше. Мне казалось, что я могу привыкнуть к новой реальности, к новым условиям, к новому графику, к новому коллективу. Да, к этому всему я без труда привыкла, но я не видела в этом всем дальнейшей перспективы.

Люди вокруг меня пребывали в состоянии постоянной деградации, как минимум в духовной и профессиональной сферах они были мертвы уже несколько десятков лет. Все они между собой разделяют давно уже умершие идеи и ценности, пытаясь привить их мне. Именно здесь я чувствовала себя в какой-то «смертельной» ловушке, которая без дальнейших перспектив, просто поглощая мою жизнь день за днём.

Но больше всего в этом состоянии меня удерживало заблуждение, что все не так плохо, все наладится, к «профессиональной смерти» можно привыкнуть. Но я так и не понимала зачем? Ради денег? Эта работа в любом случае оценивается слишком мало, да и моё здоровье не такое дешёвое, чтобы отдавать его за бесценок в придачу с самым востребованным человеческим ресурсом – временем.

Что меня там ждало бы в ближайшее время? Профессиональная, духовная и моральная смерть. И я даже не преувеличиваю. Для женщины в заводе нет перспектив, особенно в моем месте. Но там можно работать несколько десятков лет, освоив нехитрую технику работы, для которой не нужно постоянно развиваться, обучаться, изучать новые технологии. Это профессиональная смерть. Моральная смерть заключается во вливании в деградирующий коллектив или остаться среди них «белой вороной», оказывая сопротивление социальному давлению. Но как долго? И в процессе этого всего тебя ещё настигает и духовная смерть, отсутствие амбиций, желаний, перспектив, эмпатии к окружающим.

И я понимаю, что этот духовный и производственный «суицид» совершило большинство работников ради семьи и детей. Но я так и не смогла на него решиться. И от этого самого опасного промежуточного состояния, в котором я пребывала пару месяцев и далеко не сразу его осознала, помогла мне очнуться книга Джорджа Сондерса.

Каждый день я задавала себе один и тот же вопрос, а хочу ли я так провести 10 лет своей жизни? А год, а месяц, а следующую смену? И в тот момент, когда я упёрлась в последний вопрос, на который звучал ответ — категорическое нет, это стало моим стимулом выхода из состояния бардо.

Именно в этот момент я поняла, каких титанических духовных и эмоциональных усилий Линкольну стоило, чтобы оторваться от своего горячо любимого сына и сделать шаг в сторону своего будущего и будущего всей страты. С прошлым прощаться всегда очень сложно, особенно если оно затягивает нас счастливыми моментами, воспоминаниями и дорогими нам людьми.

Поэтому в качестве вывода к этому роману хочу сделать вывод, чтобы мы вовремя осознавали своё бардо в реальности и вовремя из него выходили, найдя для этого нужные силы и желания.

Естественно, мне бы очень хотелось узнать о вашем мнении о самой книге и её авторе. Всегда рада вашим мыслям в комментариях.

Обновления блога на вашу почту.

Введите свой рабочий email:

100% сохранность и конфиденциальность ваших данных гарантируется.

Вы получаете только авторские материалы блога.

Линкольн в бардо— Джордж Сондерс. Осознание бардо в моей реальности.
Захватываеще6.7
Необычно7.1
Интересно6.8
Интригующе8.8
Фантастично9
Положительные критерии:
  • Исторично
  • Фантастично
  • Оригинально
Творческая составляющая:
  • Исторично
  • Жизненно
  • Оригинально
7.7Рейтинг
Читательский рейтинг: (0 Голос)
0.0